Константин Райкин в спектакле «Человек из ресторана»

Здравствуйте, друзья. Давно хотела посмотреть на Константина Райкина. Из телеролей, безусловно, самая запоминающаяся — Труффальдино из Бергамо. В театре, к стыду своему, до сей поры его не видела. И вот настал благоприятный момент. Нет, не удалось попасть на моноспектакль, где артист весь вечер читает Достоевского. Это еще впереди. Зато увидела, каков Константин Райкин в спектакле «Человек из ресторана».

Ниже — те моменты, которые зацепили, заставили задуматься, то, чем остался в памяти именно этот спектакль.

Стиль изложения

Поставлен спектакль по произведению Ивана Шмелева, написанному в начале ХХ века. Хороший русский язык, чудесный литературный слог с вкраплениями народной речи приковал внимание и заворожил с первых же минут действа. Только вслушайтесь в эту музыку точно подмеченных образов, хотя, случается, и построенных грамматически неверно:

  • совсем испрокудился в моих глазах,
  • жизнь напоказ,
  • тонкость приличия,
  • живот спрятал из почтения,
  • ударяя себя по самолюбию,
  • вид у меня очень приличный и даже дипломатический,
  • захотел от собаки кулебяки,
  • труд мозга,
  • проникнуть в гостя,
  • томление напало,
  • сильно учиться к экзамену,
  • пришли в достаточные градусы.

Заинтересовало изложение от первого лица — официанта Якова Софроныча Скороходова:

…я вовсе не какой-нибудь, а из первоклассного ресторана, где всегда самая отборная и высшая публика. К нам мелкоту какую даже и не допускают, и на низ, швейцарам, строгий наказ дан, а все больше люди обстоятельные бывают — генералы, и капиталисты, и самые образованные люди, профессора там и вообще, коммерсанты и аристократы… Самая тонкая и высокая публика. При таком сорте гостей нужна очень искусственная служба, и надо тоже знать, как держать себя в порядке, чтобы не было какого неудовольствия. К нам принимают тоже не с ветру, а все равно как сквозь огонь пропускают, как вес равно в какой университет. Чтобы и фигурой соответствовал, и лицо было чистое и без знаков, и взгляд строгий и солидный. У нас не прими-подай, а со смыслом. И стоять надо тоже с пониманием и глядеть так. как бы и нет тебя вовсе, а ты все должен уследить и быть начеку.

Константин Райкин в спектакле про маленького человека

Маленький — это какой? Не секрет, что разные слои общества по разному живут и по разному чувствуют жизнь.

Есть такая философия, что люди делятся по уровням потребностей — самый низший уровень ориентирован на удовлетворение основных инстинктов — еды и размножения.

У людей более высокого уровня появляется потребность духовного развития. Чтение книг, посещение выставок и театров для них как воздух.

Познание мира, быта и культурных традиций народов мира — тоже уровень. На путешествия люди подсаживаются, как на наркотик.

Есть и более высокие уровни. Людей, их достигших называют святыми на Руси и просветленными в Азии. Они будто отстраненно созерцают происходящее в социуме, не давая оценок происходящему, понимая человеческое несовершенство.

Простые желания «маленького человека»

Так вот «маленький человек». Чем он живет? Какие у него радости и печали?

Основная часть его жизни — работа. Он ею вполне доволен. Работа позволяет воплотить ему мечту дать возможность детям стать благородными и образованными. Он знает наверняка, что образованность и благородство идут в перечне благодетелей рука об руку — ведь примеры, находящиеся у него перед глазами, именно таковы — купцы, профессора, офицеры — богатые и не очень, но обязательно образованные. Образование для него — начальная ступень к благополучию.

К слову сказать, среди образованных часто встречаются невежды и непроходимые тупицы. Но это не берется во внимание.

Чтобы скопить на маленький домик и завести кур

Милое такое желание. Что в нем плохого? Ничего, пока удается откладывать из честно заработанных понемногу. Но когда, поддавшись соблазну «образованного по финансовой части» знакомого, вложил в ценные бумаги, и, не уследив за новостями, не сделал вовремя определенных операций, потерял все.

Можно опустить руки, расстраиваться и даже горевать. А можно отнестись философски, подумать «значит, эти деньги были лишними», и продолжать жить. Уже не мечтою, но настоящими маленькими житейскими радостями — побаловать дочку, внучку…

Чтобы не потерять честь, будучи обслугой

О, соблазны подстерегают главного героя спектакля на каждом шагу. С обвинения, что «официанты шарят по карманам» и завязывается один из основных конфликтов повествования.

Но зритель и так видит, что Скороходов — исключительно порядочный человек, от чаевых, разумеется, не отказывающийся, но отдающий их, как положено, в общий котел.

Отмечу эпизод, когда официант нашел оброненные подвыпившим гостем 500 рублей. Здесь был Актер! Константин Райкин в спектакле был именно тем, которым я ожидала его увидеть — меняющееся под калейдоскопом эмоций лицо, все разнообразие мимики не давало усомниться в том, что именно чувствует герой.

Вот он, громадный кусок домика и участка с курами, нарисовавшийся в мечтах. Но как же он сможет жить потом, и смотреть в глаза сыну? Взять? Отдать? Или взять? Нет, гораздо важнее быть в ладу с собственной совестью.

Кажется, весь зал вздохнул облегченно, Скороходов поступил именно так, как от него ожидали, он не разочаровал зрителей.

Чтобы у детей все было хорошо

Вообще-то это постоянная и первостепенная боль Скороходова.

Каждый день думы о том, что надо дать образование детям, позволяют даже не задумываться об унизительной роли прислуги, человека из ресторана.

Начало положено. Сын — в ремесленном, дочь — в гимназии. И тут получаешь от повзрослевших детей удар под дых.

Мало того, что дочь ноет, якобы её дразнят чуть ли не оборванкой, ей необходимы жизненно новые наряды. Так сын! Вместо благодарности и смирения что он возвращает отцу? Постоянное недовольство источником его дохода.

Проблема отцов и детей

Сын Коленька

Артур Мухамадияров и Константин Райкин в спектакле "Человек из ресторана"

Фото с официального сайта театра «Сатирикон»

Что касается именно спектакля, то артист, создавший образ сына Коленьки в спектакле — Артур Мухамадияров — по-моему, чрезвычайно талантлив.

Поразительно точно удалось ему передать чувства сыновние, когда думается, что отец не указ, потому как сам себе кажешься взрослым, а с другой стороны — испытываешь прорывающуюся случайно в словах «милый папаша» теплоту по отношению к отцу, и досаду от взаимного недопонимания, и невозможности поговорить.

«Жизнь прошла — как не было, не поговорили».

Все диалоги между отцом и детьми потрясающе жизненны. Горько, но часто именно так и происходит. И сейчас, по прошествии ста лет, ничего не изменилось.

Ребенок может переживать за низкий статус родителя, над ним могут подсмеиваться и издеваться в школе, и он становится дерзким и хулиганистым, грубым и противоречащим всем. И ничего-то он с собой сделать не может, и помочь ему никто не в силах. И появляются компании/секты/революционеры, которые верят в твою взрослость, которым не надо ничего объяснять, с которыми проще.

Дочка Наташа

С дочерью тоже не задалось, ее линия поведения выстроена логично — повелась на ухаживания слащавого красавца, к тому же имеющего должность. «Болея» недостатком шмоток в семье, она надеялась вырваться из-под родительской опеки и начать красивую обеспеченную жизнь. Да ума-то еще не нажила, и поговорить-то с ней опять же было некому — родители в трудах. Поэтому конец ее сказки очевиден. Осталась с дочкой на руках.

Все перебранки, ссоры дочки и сына с отцом откликаются в душе светлой грустью. Ведь, по большому счету, отношения и с сыном, и с дочерью остались человечными.

Сын при малейшей возможности напоминает отцу о себе и о своей признательности. Дочь, хотя и морально раздавленная, пригрета отцом, постоянно теперь на глазах, да еще и радость какую принесла — внучечку!

Благородны ли «благородные»? Сказ о правильном отношении к жизни

Все суета сует — эта мысль пронизывает спектакль. Крутишься, стараешься, а что-то важное проходит мимо. И дети уже выросли. И жена, за весь спектакль так и не вышедшая на сцену (все работает, все шьет), умерла.

Но мы чувствуем его любовь, его заботу по отношению к жене и детям. Мы чувствуем что этот человек богат душой. Да, он честно выполняет свой долг, прислуживая людям, некоторые считают это очень унизительным занятием. Но он выше этого. Такова его жизненная дорога, и он, как человек порядочный, прилагает все усилия, чтобы пройти ее честно. 23 года «служил людям без последствий для себя», «ни впереди, ни сзади» ничего не было и не будет. Но он прекрасно отдает отчет в том, что он-то прислуживает по работе, по обязанности, а есть просто «жополизы», о чести и достоинстве которых говорить не приходится.

Еще один сильный, запомнившийся эпизод. Встреча с человеком, торгующим «теплым товаром» — варежками и валенками. Оказалось, что зовут его Николаем, как сына, и что спас он сына. Открыл этот человек Скороходову истину, давшую свет и силы для последующей нелегкой жизни. «Добрые-то люди имеют внутри себя силу от Господа!» Что-то важное открылось ему, словно осветилось.

«Как, — говорит он, — легко было бы жить, если бы все понимали это и хранили в себе”.

На том и закончился спектакль. С таким чувством и разошлись…

Образ Скороходова, сыгранный Константином Райкиным, уверена, надолго останется в воспоминаниях.

Человек из ресторана

Хороших вам постановок, друзья!

Возможно Вам будет это интересно:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

.