Давно собирались на «Вия» в Таганку. Увиденное превзошло ожидания

День для посещения театра и просмотра спектакля “Вий” был выбран не случайно. Сами понимаете, пятница, 13. Ведьмы, вурдалаки, нечисть и нежить — вечером такого дня самое время пообщаться с потусторонними силами.
Вий в Таганке по-современному трактует повесть Николая Васильевича, в виде рок-постановки, точнее — рок-н-драмы. Приглашена группа музыкантов «ADAEN» для создания звукового ряда спектакля. Вокальные партии и речитативы — основной способ изложения истории. Неожиданно. И потому особенно интересно было смотреть и слушать.

Декорации и костюмы

Вий в Таганке. Александра Басова - Панночка

Фото сайта Театра на Таганке

Честно скажу, хотя я и привыкла к минимализму Таганки и отсутствию декораций в широком смысле, но ожидала увидеть традиционные очертания церкви и гроба. Как же Панночка — и без гроба?

Однако такое оказалось вполне возможно. Вместо гроба — цементные стены боковушек. Церкви, как таковой, нет вообще. Только упоминания, только ощущения.

Мешало ли восприятию отсутствие привычных атрибутов?

Нет. После мгновенного недоумения уже не обращаешь на это внимание, полностью отдавшись действу.

Вий в Таганке

Фото сайта Театра на Таганке

Самыми заметными фрагментами декораций являются подвешенные тут и там над сценой музыкальные инструменты от арфы до пианино.

То прячась в темноту, то подсвечиваясь призрачным светом, они создают определённое настроение.

Подвешенные инструменты не использовались, как можно было ожидать. Но музыканты на сцене работали «по полной». Исполняя некоторые партии, актёры сами становились на время музыкантами. 

Костюмы минималистичны. Рубахи, свитки, шаровары — всё похоже на правду, не в классическом, но в современном исполнении. Они не сковывали движения артистов, хотя тем приходилось двигаться сверхэнергично.

Вий в Таганке

Артисты

В спектакле занято всего пятеро артистов, плюс «вокал» — Елизавета Высоцкая. 

Разумеется, главные роли отведены Панночке — Александре Басовой и Хоме Бруту — Филиппу Котову, но нельзя сказать, что у Явтуха (Игоря Пеховича), Дороша (Артёма Болотовского) и Спирида (Романа Колотухина) роли второстепенные. 

Они настолько органично вписывались в сюжетную линию, настолько честно «отрабатывали» спектакль, их игра была настолько хороша, что каждый из них запомнился. 

Я так говорю — «запомнился» — потому что не в каждом спектакле актёр раскрывается. Если Филиппа Котова и Елизавету Высоцкую мы полюбили с первого раза, то Дмитрия Высоцкого, или Марфу Кольцову, или Игоря Ларина, или Никиту Лучихина надо было увидеть несколько раз, чтобы рассмотреть, и принять, и полюбить.

Из этой троицы, несмотря на талантливую игру каждого, полюбился мне больше всего Артём Болотовский (слева на фото). У меня было стойкое ощущение, что я его видела раньше. Необыкновенного тембра голос, потрясающая пластика, зашкаливающая привлекательность сделали его одним из моих таганкинских любимчиков. «На него» я теперь тоже буду ходить.

Вий в Таганке

Филиппу Котову наша признательность за энергетику, которой был пропитан спектакль.

Как обычно, он не играет на сцене и не работает. Он живёт. Вся палитра чувств, сомнений, колебаний, степеней решительности и решимости в борьбе с внезапно свалившимся искушением, отражающаяся на его лице, проявляющаяся в его движениях очень хорошо нам была видна с нашего второго ряда.

Вий в Таганке

Открытием этого вечера стала Александра Басова — если мы её раньше и видели в каких-то спектаклях, то абсолютно точно не запомнили. А может, и не видели.

Вий в Таганке. Александра Басова - Панночка

Фото сайта Театра на Таганке

Когда я смотрела предварительно портрет актрисы на сайте театра, мне казалось, что она не очень Панночка (наверное, сработал стереотип Варлей).
Светлые волосы, светлые глаза, мягкие черты лица — ну ни разу не ведьма.

Однако с первых же минут появления Панночки на сцене чувствовался магнетизм актрисы.

А по мере развития событий, когда страсти накалялись и просьба обратиться к ней «здравствуй, Хома» перешла из нежно-привлекательной в жёстко-требовательную, появился металл в голосе и лёд во взгляде, ведьмастость проявила себя в полную силу.

И дело даже не в том, что «все бабы ведьмы», по рассуждению казачков-ведьмачков, а в том, что чувствуешь, что спорить — бесполезно и придётся покориться вопреки собственным желаниям.

Её темперамент заставляет утонуть в ней, раствориться. И вполне ожидаемый итог — Хома теряет волю и гибнет, вместо того, что должно было случиться по правилам — бурсак с твёрдыми религиозными убеждениями, знающий ответ на любой философский вопрос должен был не отпустить душу панночки во власть тёмных сил, «отчитать» и очистить её, чтобы та унеслась в рай.

Вий в Таганке — впечатления

Впечатления от спектакля были очень странными — я не могла продышаться. Такое ощущение, что во время спектакля, как минимум, развязки, я просто забывала, что нужно дышать. В буквальном смысле «спёрло дыхание».

Действие увлекло, очень было жаль и Хому за его нестойкость и загубленную душу, и Панночку за её любовь и упёртость — она же позвала Хому не только потому, что влюбилась в него, она же хотела очиститься — мне, по крайней мере, так хочется думать, а вон как вышло — затянула в омут, сама не спаслась, и его погубила.

И ушли они в совсем несветлый иной мир, к которому Хома был вообще не готов. Такова сила женской любви — сбивающего с ног потока, обездвиживающего и подчиняющего своей воле. 

Ещё раз напомнили, что спорить с женщинами бесполезно.
Грустно заканчивающийся спектакль, но такой пронзительный и запоминающийся — до боли в груди, до слёз, до остановки дыхания. Спасибо!

Вий в Таганке

Ярких вам впечатлений, друзья!

Возможно Вам будет это интересно:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

.